Urbi et Orbi! - последние новости

«Русский Театр», Berlin

30.11

«Ленинград. Задний двор» - по мотивам А.Галича

Участие в жюри «Фестиваля русских театров «Мост Дружбы», Йошкар-Ола 

24.11 - 30.11

О фестивале в Йошкар-Ола

 

Театр-погреб «ПИНО-Бара» на В.О. (Санкт-Петербург)

23.11

«Зима. Вивальди». Премьера лирического психотриллера по пьесе Г.Кофмана

Краткое описание

5 декабря 1933 в Соединённых Штатах был отменён сухой закон, просуществовавший почти 13 лет. Последние четыре года были разгулом мафиозного беспредела, ещё и потому что в США разразился тяжелейший экономический кризис - Великая Депрессия. Депрессия лечилась в народе одним способом: алкоголем. Алком из-под полы заведовала буйным цветом распустившаяся мафия, частью сросшаяся с бюрократическим аппаратом. Обнищание широких слоёв масс, скупка частных хозяйств «новыми американцами», в отдельных штатах реальный голод. Самое важное в американских ценностях осталось однако неприкосновенным — независимая выборная система, и, по мнению многих историков, к чести американцев, на очередных выборах в начале 1933 года побеждает Франклин Делано Рузвельт. Кризис постепенно сходит на нет. Сухой закон отменён.

Действие пьесы «Зима. Вивальди» развивается с февраля 1934 по февраль 1935 г.г. в небольшом  городке Лонгвью в штате Вашингтон на Северо-Западе Соединённых Штатов.

Появление здесь странствующего разнорабочего М., проделавшего путь в две с половиной тысячи миль из Милуоки, вряд ли бы отразилось на жизни городка, если бы сын Чак не уехал как раз вчера. И куда — неизвестно. А сына М. не видел 12 лет. Ехал поздравить с 24-летием. Вёз в подарок лучшие скрипичные струны «Пирастро» к скрипке, которую подарил сыну перед расставанием 12 лет назад. Ведь ясно, что сын должен был стать большим музыкантом и играть, понятно, Вивальди, потому что бабка его, из русских евреев-переселенцев играла Вивальди! А профессиональные струны, разумеется, только повысят исполнительское мастерство.

Вместо сына М. наталкивается на двух мелких чиновников местного коммунального самоуправления А. и Б. Они не знают ни сына, о котором им талдычит пришелец, ни, тем более, какого-то Вивальди. Но они видят, что человеку худо…

...Может, и не удостоился бы в 1935 году Лонгвью посещения известного музыканта Чака Полански, «лучшего исполнителя Вивальди в Штатах». По слухам… Но в Портлэнде — сравнительно крупном городе чуть южнее, в Орегоне — он познакомился с талантливым аккомпаниатором, девушкой из провинциального Лонгвью. Она-то и убедила его дать концерт у них в городке. Таких гастролей здесь никогда прежде не видали!..

...Может, и не уехала бы Джейн из родного местечка учиться куда-то игре на фортепьяно, если бы у неё хотя бы с парнями складывалось, ну, как, например, у Лиз, самой ближней подруги. Но, во-первых, работа в местном, только что открывшемся после отмены сухого закона, баре в тягость, а во-вторых, отец, мелкий чиновник А. местного коммунального самоуправления, готов отдать последние деньги для воплощения дочкиной мечты. Тем более, зачем ему? - жена ушла от них уж довольно давно, пить дорогой Уайлд Тёки не обязательно, - можно и чем-то попроще обойтись — Джим Бимом, например…

Через год оправившийся от неудач и разочарований М. вновь появляется в Лонгвью. Он помнит, что двое его приятелей — местных чиновников, с которыми он познакомился год назад, заверили его тогда: сын пообещал спустя год вновь приехать и дать концерт! И вот М. вновь приехал. И А. и Б. по-прежнему здесь. И концерт сегодня состоится! Только это не тот Чак...

 

Театр «Комик-Трест» (Санкт-Петербург)

16.11

«Бояться автору нечего», спектакль-концерт по текстам А.А.Галича 

Мнение многих серьёзных не только литературоведов, но и историков: Александру Галичу совершенно несправедливо приписывается статус «барда» - пусть даже и одного из ведущих в русскоязычном пространстве. Нет никаких сомнений, что это большой Поэт второй половины 20-го века, а как поэт-хронист (-историк) один из немногих давший точный диагноз обществу, в котором он большую часть своей жизни прожил.

Сольная программа «Бояться автору нечего» - это спектакль-концерт со многими специфически актёрскими «трюками», т.е. игрой в персонажей. Его – Галича – персонажей, в создании которых он был большой Мастер.

Спектакль посвящён 100-летию со дня рождения. Это «многослойный пирог», испечённый из стихов, песен и театральных сцен по текстам Галича. У спектакля не концертный, а непрерывный сюжетный характер, впрочем, есть и пара необходимых публицистических отвлечений. Продолжительность 80 мин. в одном действии.

Эта работа уже показывалась в Германии (Берлине и Бремене), Латвии (Риге), на фестивале экспериментальных театров «ЛИК-2018» в Пушкинских Горах (Псковская обл.), фестивале русскоязычных театров зарубежья в Будапеште и на родине Галича в Днепре (б. Екатеринославль, Украина).

PANDA-Theater (Berlin)

04.11

«Бояться автору нечего», спектакль-концерт по текстам А.А.Галича 

Зачем  (или почему) Галича играть в клубе Панда? Потому что они сродни друг другу. Берусь доказать!

- Галич суперсовременный поэт. Уйдя из жизни 40 лет назад, он в своё отсутствие перерос постмодерн! Он не занимается цитатой, отсылками, параллелями. Его стиль — это уже пост-постмодерн, который можно определить современным термином «док.» Называть вещи своими именами, будучи при этом мастером-стихотворцем — редкая и востребованная сегодня вещь. Не надо читать Галича между строк, он фигу в кармане не держит, он хохочет над тем, что реально смешно, плачет, там где сжимает горло.

- Пограничный жанр. В принципе у Галича есть «песня». Но это не собственно песня. Это пересечение с наговором, наборматыванием — не декламацией, а почти с рэпом.  Составление слов в один плотный, насыщенный и семантически  и фонетически ряд — дело для него элементарное. Он просто Мастер этого дела, он там купается. Это энергетика не бардовская. Можно даже сказать, в некоторой его избыточности  - есть что-то от цирка, от клоунады, пускай иногда и горькой. А что: клоун неудачник — разве не мощная фигура сегодня?

- Александр Аркадьич — гражданин, помещающий в себя очень современную проблему. Называется она Развод. Там и женско-мужской развод-расход (Галич, чувствуется, в деталях знал психоособенности этого процесса)), там и развод начальником (бандитом-вором) подчинённого (обывателя), там и развод между ранее близкими друзьями. «Уходят, уходят, уходят друзья, / Одни — в никуда, а другие — в князья“. Кто-то умер, погиб, а кто-то... За последние 5-10 лет многим из нас довелось развестись с теми, кто прежде были близкими приятелями, как минимум. И в России, и здесь, в Германии. Они не ушли из жизни, а иначе приоделись, ну, приобрели предметы одежды: ушаночки всякие, ватнички.

ПАНДА - место встречи весёлых, иногда грубоватых, но всегда порядочных людей. Галич — welcome!

Еврейская Община Berlin

30.10

«Сон. Джон Донн», по Иосифу Бродскому

John Donn 1. Teil

John Donn 2. Teil 

John Donn 2. Teil